19.01.2021 10:54

Значение субъективного фактора в политической модернизации постсоветских государств. Часть 2

Значение субъективного фактора в политической модернизации постсоветских государств. Часть 2

Яркий пример такого рода модернизаций - постсоветская Грузия и Азербайджан. Предпосылки модернизационных процессов в этих странах можно выявить задолго до событий конца 80-ых и начала 90-ых, и связаны они в основном с геополитическими факторами и этнонациональными конфликтами. Исследование этих реалийпозволяет показать, что на советском руководстве лежала ответственность за то, что в погоне за конструированием «советской идентичности», в попытке создать нацию-согражданство из большого количества различных этносов, оно радикально подавляло все межэтнические разногласия, вплоть до существенных. Непродуманная политика союзного центра в отношении наиболее спорной территории для Азербайджана и Армении - Нагорного Карабаха, неосторожные действия советского руководствав отношении Грузии, наряду с восточным менталитетом жителей этих стран и влиянием клиентелы, привели к тому, что постсоветский модернизационный процесс в этих странах изначально был отягчён проблемами, нерешенными в предшествующий период.

Модернизация в Грузии и Азербайджане была «поглощена» рядом межэтнических конфликтов, среди них - Южно-Осетинский и Абхазский конфликты в Грузии и тяжелейший Нагорно-Карабахский конфликт в Азербайджане, последствия которых дают о себе знать до сих пор. В ситуации, когда страна ведёт открытые военные действия, или готовится к их проведению, всегда происходит радикализация населения и генерализация агрессии, что ярко наблюдалось как в Грузии, так и в Азербайджане в периоды вышеуказанных конфликтов. В Грузии на волне нарастающего противостояния различных этнических групп, на некоторое время к власти пришёл радикальный националист Звиад Гамсахурдиа. Очевидно, что в таких условиях политические элиты даже не задумывались о том, чтобы провести какие-либо реформы в социальной или экономической сфере. О каких- либо процессах демократизации в полиэтничных государствах в условиях массового снижения уровня толерантности и роста уровня агрессивности населения не могло быть и речи.

Однако, поступательные реформы, имеющие прогрессивный характер, положительно влияющий на оздоровление социально-экономической сферы, вполне возможны и в условиях неразвитости демократических процедур и слабости демократических политических традиций и практик. Режимы, которые классифицируются современной наукой как авторитарные или как гибридные режимы с доминирующим актором, демонстрируют достаточно эффективную практику преобразований. В данном случае реформаторам не приходится сталкиваться с теми факторами, которые осложняют проведение реформ в государствах с признанным статусом демократических.К таким факторам можно отнести: наличие «вето-акторов» (следствие принципа разделения властей), деятельность которых может привести к блокировке необходимых для реформы действий; необходимость принимать компромиссные решения (следствие многопартийности); наличие большого количества влиятельных политических и экономических группировок, лоббирующих интересы своих союзников и т.п. Недемократические режимы чаще всего лишены этих особенностей. Ключевую роль в проведении эффективной реформы начинает играть личностный фактор, компетенция реформаторов и желание доминирующего актора поддерживать и защищать сторонников реформы.

Именно эту ситуацию можно было наблюдать в первые годы президентства Эдуарда Шеварнадзе, который сумел на долгое время заморозить межэтнические конфликты и ликвидировать мощную группировку радикальных грузинских националистов «Мхедриони». Эта же ситуация характерна и для первого срока президенства Михаила Саакашвили, когда была проведена результативная реформа МВД. Эта реформа фактически затронула все сферы государственного управления в Грузии, так как власти силой принуждали население принимать новые, прогрессивные правила игры. В этом же контексте можно говорить и о деятельности Гейдара Алиева и его сына Ильхама. Г.Алиев на долгое время прекратил активную фазу ведения боевых действий, заключив с Арменией и Нагорным Карабахом договор о прекращении огня, стабилизировал политическую обстановку, восстановил дружественные связи с Россией, способствовал развитию прибыльной нефтяной отрасли в Азербайджане. И.Алиев продолжил курс отца во внешней и внутренней политике, ориентируясь на стабильное поступательное развитие и на сохранение дружественных отношений как с Европой, так и с Россией.

Список литературы
1. Гельман В., Стародубцев А. Возможности и ограничения авторитарной модернизации: российские реформы 2000-х годов / В. Гельман, А. Стародубцев: Препринт М-37/14. - СПб: Издательство Европейского Университета в Санкт-Петербурге, 2014 - 36 с. (Серия препринтов; М-37/14; Центр исследований модернизации).
2. Михайловская Т. Реформа полиции в Грузии и в России / Т. Михайловская. - СПб.: Норма, 2012. - 51 с.: ил. - (Что делать?).

Аннотация. В статье анализируются факторы, определяющие эффективность трансформационных преобразований на постсоветском пространстве на примере анализа и сопоставления ряда реформ в Грузии и Азербайджане.
Ключевые слова: постсоветское пространство, модернизация, трансформация политического режима, Грузия, Азербайджан, политические элиты. субъективный фактор политических изменений.

Э. В. Витальев

Значение субъективного фактора в политической модернизации постсоветских государств. Часть 2

Опубликовано 19.01.2021 10:54 | Просмотров: 407 | Блог » RSS


Рекомендуем: