03.01.2021 18:59

Мемории как исторический источник. Часть 1

Мемории как исторический источник. Часть 1

Записи, сделанные на полях книг, на переплетах и вложенных листах - мемории - раскрывают имена владельцев и дарителей книг, их мнение о тексте произведения и информацию, связанную с приобретением книги, с ее судьбой. Библиотечные записи, сделанные в книгах, помогают определить состав упраздненных или разоренных библиотек известных лиц или учреждений. При этом мемории могут быть вовсе не связаны с содержанием используемой для записей книги, что затрудняет их использование в качестве источника. По этой причине их изучение имеет длительную, но не очень интенсивную традицию. Одним из ее основоположников можно считать академика Н. П. Лихачева [6]. Большая работа советскими историками была проделана при публикации меморий В. И. Ленина, однако обобщающие исследования о книжных записях были созданы лишь в последние десятилетия [3; 7]. Имеется опыт и регионального анализа отдельных видов меморий [2; 4; 5].

В фонде Сектора редких книг Национальной библиотеки РК насчитывается более 400 меморий. Для научного изучения были отобраны 92, которые можно распределить на следующие группы: владельческие записи (раскрывающие имя владельца книги) - 35 % от общего числа записей; запродажные записи (отражающая цену книги, место и дату покупки, имя продавца) - 9,2 %;инскрипты (рукописные дарственные надписи) - 9,2 %;вкладные записи (подтверждающие факт дарения, «вкладывания» книги в церковную библиотеку) - 8 %. Меньшие доли имеют маргиналии (записи на страницах книг, содержащие комментарии, толкования относительно фрагментов текста или текста целиком)- 2,76 %; конспекты (краткие изложения существенного содержания чего-либо) - 1,84 % и цензорные записи - 0,92 %.

Особую группу меморий из коллекции Сектора редкой книги и работы с книжными памятниками составляют записи, не связанные с книгой, в которой записаны. К ним относятся: блокадный дневник Тани Шишковой, запись о пожаре в Святозерской церкви и воспоминание о духоносном старце. Дневник Тани Шишковой, близкий по содержанию к известному дневнику Тани Савичевой, является вещественным доказательством трагизма жизни в блокадном Ленинграде в годы Великой Отечественной войны и уже стал объектом отдельного исследования [1].

Мемории, содержание которых отвлечено от книги, в которой они были записаны, представляют наибольший исследовательский интерес. Это связано с тем, что страницы книг иногда использовались для записи явлений природы, катастроф, пожаров и других событий. Особенно это характерно для рукописей, так как писец во время работы над книгой мог обратить внимание на некоторые необычные явления природы -землетрясение, изменение климата, пролет кометы.

Иногда, застав какое-то явление, у читателя книги могло не оказаться под рукой даже листа бумаги. Поэтому записи делались на форзацах или нахзацах книг. Так, например, в Псалтири с восследованием 1749 года на припереплетном листе была сделана следующая запись: «Свътозер1я церковь згорша 1832-го года марта на 26-е число в ночи со всею утварью и колоколами безь остатку». В «Ведомости о церквях города Петрозаводска и Петрозаводского уезда, города Повенца и Повенецкого уезда за 1825 год» в Национальном архиве Республики Карелия [НА РК, ф. 25, оп. 20, д. 16/142] удалось найти информацию о сгоревшей церкви. Ее полное название - церковь святого Николая Чудотворца (Никольская церковь); была построена в 1799 году из дерева, однокомплектная. Именно она сгорела в 1832 году, как и обозначено в мемории. В Ведомостях за другие годы ничего о том, что церковь сгорела, не обозначено (к сожалению, при этом часть церковных ведомостей не сохранилась). Упоминание об этом случае было найдено в документе «Рапорт священников о представлении сведений о приходах и монастырях Олонецкой Губернии. Дополнение к описанию приходов Пудожского, Петрозаводского уезда» первой половины 1861года. Там указано, что в Святозере были две небольшие деревянные шатровые церкви: Никольская и Ильинская, но они сгорели 25 марта 1832 года. Во время пожара были утрачены воздухи (тканные покровы для священных сосудов), подаренные Петром I и другая утварь. Указание на то, что в Святозеро было 2 церкви, противоречит информации, указанной в ведомости 1825 года. В ней названа только одна церковь. Только одна сгоревшая церковь называется и в мемории. В ведомостях 1883 года указано, что новая церковь взамен старой сгоревшей (одной) была построена в 1838 году «тщанием прихожан и усердием сторонних благотворителей» [НА РК, ф. 25, оп. 20, д. 267].

Таким образом, в трех источниках -церковных ведомостях за 1825 и 1883 годы и мемории в Псалтири - говорится, что в Святозере была одна церковь. Значит, указанные в рапорте сведения были частично сфальсифицированы. На церкви, как указано в трехведомостях, обычно выделялось 800-1000 рублей. Возможно, деньги на постройку второй церкви в Святозеро были присвоены кем-то из церковнослужителей или чиновников, взаимодействующих с церковными делами. А так как обычно факт выделения суммы на постройку фиксируется, то в рапорте обозначить две церкви как сгоревшие.

М. Н. Арсеньев
Продолжение следует

Мемории как исторический источник. Часть 1

Опубликовано 03.01.2021 18:59 | Просмотров: 386 | Блог » RSS


Рекомендуем: