26.11.2022 22:20

Бесёдные традиции в Олонецкой губернии (по материалам середины XIX – начала ХХ вв.) Часть 2

Бесёдные традиции в Олонецкой губернии (по материалам середины XIX – начала ХХ вв.) Часть 2

Затем вечер продолжается играми. Следующий игра-танец – «Перепелка». Как пишет П. И. Певин, в Толвуйском приходе Петрозаводского уезда это была главная игровая песня [4; 852]. Далее автор очень подробно описывает игру, ее описание очень схоже с кратким описанием П. Н. Рыбникова: «Сама игра состоит в том, что парень подойдет к девушке, ударит ее по плечу, обменится с ней низким поклоном и воротится на свое место.

Затем подымаются с лавок девушки, подходят к парням, отплачивают им ударом и поклоном и рассаживаются по своим местам. Эта церемония продолжается под звуки песни до тех пор, пока, по народному выражению, парни и девушки не поколотятся со всеми, которые им любятся» [6; 124].

Однако в некоторых местах губернии такая песня-игра вовсе отсутствовала, например, в Вытегорском уезде. Р. Б. Калашникова пишет, что на Вытегорщине бесёда обычно начиналась с пляски-игры «со вьюном» [1; 98]. Крестьянин А. Софронов, описывая бесёду в Ухотской волости Вытегорского уезда, отмечает, что пришедшая на вечеринку молодежь в основном почти беспрерывно разговаривала до конца самой бесёды, и прерывали ее только тогда «…когда быва[ла] пляска «со вьюном» (молодец и девица за ручку)» [7; 706].

В целом бесёдные традиции в разных местах Олонецкой губернии не имеют значимых различий. Везде плясали и старинные танцы, такие как «шестёрка», «утушка», «трепак», «соудино»; танцевали и только вошедшие в моду новые городские танцы - «кадриль» и «лансье».

Многие авторы отмечают городское воздействие на песни и танцы. Например, Г. И. Куликовский при описании бесёдных традиций Обонежья пишет: «…но чем больше коснулись молодежи городские влияния, тем чаще и чаще танцуются „кадрель“ и „ланце“, а деревенскую песню вытесняет песня фабричная и „тальянка“…» [2; 405]. В работе В. Н. Харузиной есть описание бесёды в дер. Авдеевской Пудожского уезда, где упоминается, что новые городские танцы «кадриль» и «лансье», занесенные из Петрозаводска, вытеснили старинные игры [8; 74].

Бесёда на этом не заканчивается. Когда спеты все песни, все наплясались, молодежь приступает к такой части бесёд, как так называемые интимные или тайные беседы. Обычно авторы возмущаются бесцеремонностью молодежи при таких беседах. Вот как П. И. Певин описывает пример безнравственного с его точки зрения поведения молодёжи: «Рассаживаются на лавке рядом – молодец и девица (пара), молодец и девица и т. д. Чем многолюднее бесёда, тем плотнее садятся друг к другу. Представьте себе десяток молодых людей, разместившихся на маленькой лавке. Возле каждого молодца сидит 16-ти— 17-ти летняя девица, одетая в русский сарафан, с полуобнаженной грудью. Молодец правой рукой обхватил стан девицы и время от времени он прижимает ее к себе. Разговор часто прерывается, и уста сливаются в долгий поцелуй…» [5; 9]. Автор, идеализируя патриархальную чистоту традиционной деревни, причину такого распутства видит в городском влиянии. Однако с точки зрения исследователей, в частности, М. Л. Лурье, рассматривавшего посиделочные игры в контексте святочной обрядности, казавшееся внешним наблюдателям чересчур вольное поведение молодежи на самом деле выполняло функцию сексуальной инициации девушек [3; 10].

Обычно такими интимными беседами и заканчиваются посиделки. Если бесёда немноголюдна, она заканчивается часов в 12, если молодежи много, то продолжается до 2-х часов ночи. Иногда молодежь выгоняли и раньше, если парни затевали драку. Расхождение по домам в Олонецкой губернии различий не имеет. Каждый «игрок» должен был проводить свою «играчиху» до дома.

На таких бесёдах парни могли присмотреть себе невесту, девушки нагадать жениха. Во время танцев шло сближение молодежи и формирование пар, а в дальнейшем и семей. В 136 целом бесёдные игры носили характер, схожий со свадебными обрядами. Таким образом, молодежные бесёды были неотъемлемой составной частью крестьянских осенне-зимних праздников.

Список литературы

1. Калашникова, Р. Б. Вечериночная традиция Вытегорского уезда Олонецкой губернии во второй половине XIX в. / Р. Б. Калашникова // Кижский вестник. Петрозаводск, 2001. Вып. 6. – С. 96 111.
2. Куликовский, Г. И. Бесёдные складчины и ссыпчины Обонежья / Г. И. Куликовский // Олонецкий сборник: Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. – Вып.
3. Петрозаводск, 1894. – С. 405–411. 3. Лурье, М. Л. Посиделочные игры святочного ряженья: опыт морфологического описания: автореферат на соискание учёной степени кандидата искусствоведения / М. Л. Лурье. – СПб., 1999. – 24 с.
4. П. И. П. Толвуйский приход, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии / П. И. П. // Олонецкие губернские ведомости. 1891. – № 84. – С. 851–852.
5. Певин, П. Очерк Горского прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии / П. Певин // Олонецкие губернские ведомости. 1894. – № 52. – С. 7–10.
6. Песни, собранные П. Н. Рыбниковым: В 3 т. / Под ред. Б. Н. Путилова. Т. 3. Песни, причитания, сказки и другие жанры. – Петрозаводск, 1991. – 365 с.
7. Софронов, А., крестьянин Ухотской волости. Беседы в Ухотской волости (Вытегорского уезда) / А. Софронов // Олонецкие губернские ведомости. 1882. – № 59. – С. 705–707. 8. Харузина, В. Год на Севере: Путевые воспоминания / В. Харузина. – Москва, 1890. – 234 с.

Аннотация. Автором на основе материалов периодической печати рассматриваются бесёдные традиции в Олонецкой губернии в XIX – начале XX вв. Описывается процесс подготовки к бесёдам, основные виды развлечений, отмечается влияние городской традиции на крестьянский досуг. Автор приходит к выводу о том, что бесёды являлись неотъемлемой частью жизни молодежи.

Ключевые слова: календарная обрядность, осенне-зимний цикл, молодёжные бесёды, посиделки.

А. В. Горюнова

Бесёдные традиции в Олонецкой губернии (по материалам середины XIX – начала ХХ вв.) Часть 2

Опубликовано 26.11.2022 22:20 | Просмотров: 185 | Блог » RSS